ReCoder (recoder) wrote,
ReCoder
recoder

  • Mood:

Книга Рекодеров и Гиннесов

Гвозди бы делать из этих людей, Крепче бы не было в мире гвоздей! - написал в своё время революционный поэт (и нет, это был не Маяковский). Насчёт гвоздей - это конечно перебор, но история иногда удивляет фактами живучести человека.

Девушка по имени Весна

В январе 1972 года из Копенгагена в Загреб вылетел небольшой самолёт DC9 Югославских авиалиний. По ошибке в состав экипажа включили молодую стажёрку-стюардессу Весну Вулович вместо стюардессы Весны Николич. И так девушка по имени Весна попала в историю из-за этой ошибки и теракта случившегося на борту. Пролетая где-то над Чехией самолёт взорвался на высоте 10160 метров и остатки самолёта разметало на целый километр. Однако старый военный медик из прибежавших селян обнаружил девушку живой, хоть и в коме и с большим числом переломов и травм. Через месяц лечения её удалось вывести из комы, и она первым делом попросила закурить. Через полтора года лечения она практически пришла в себя, удалось справиться даже с параличом ног. Бояться высоты и полётов после этого она не стала, и даже пыталась вернуться на работу бортпроводницей.

Так Весна Вулович вошла в Книгу Рекордов Гиннеса как живой человек, упавший с самой большой высоты. После этого она прожила долгую жизнь и умерла всего полгода назад .

Советская Лариса Савицкая, выжившая после падения с высоты 5220 метров на пути из свадебного путешествия заняла в Книге Рекордов Гиннеса сразу по двум категориям: как россиянка выжившая после падения с максимальной высоты и как человек получивший минимальную сумму компенсации (75р от Госстраха).

Одним глазком глянуть на протоны

Анатолий Бугорский, советский физик-теоретик, вошёл в историю тем, что сумел заглянуть в работающий сихнротрон У-70. Традиционное русское раздолбайство привело к тому что 13 июля 1978 года системы безопасности синхротрона не сработали и физик смог подставить голову под высокоскоростной пучок протонов (76 GeV). Радиационную дозу этого события оценивают в несколько сот тысяч рентген.

Сам Анатолий рассказывает что это было не больно - он просто внезапно увидел вспышку "ярче тысячи солнц". Естественно, сквозной ожог был ужасным - были повреждены и мягкие ткани, и кости, и часть мозга. Медики посчитали физика нежильцом и отвезли в больницу не рассчитывая на долгую историю. Но - если пациент хочет жить, то медицина бессильна! Анатолий выжил, а со временем вернулся к работе и через два года защитил кандидатскую диссертацию. Конечно пол-лица у него осталось парализовано, он глух на одно ухо, и иногда на него накатывают приступы эпилепсии. Но он до сих пор ведёт научную и образовательную работу.

Увы, Советская бюрократия до Перестройки держала это событие в тайне, а самого Анатолия и до сих пор считают всего лишь инвалидом третьей группы по категории "несчастный случай", да и эту инвалидность он с трудом получил в суровые 90-е.

The Atomic Man

Вообще в области ядерной физики удивительных событий хоть ложкой ешь! Вот к примеру, Гарольд Мак-Класки, вошедший в историю под погонялом Атомный Человек. Осенью 1976 года Гарольд трудился в лаборатории аффинажа плутония (PFP aka Z-Plant), выполняя работы в стеклянном боксе. Он начал растворять в азотной кислоте некий состав с америцием, но что-то пошло не так и случился взрыв, который бокс не выдержал. Гарольд принял на себя и осколки стекла, и брызги азотной кислоты, и чудовищную дозу америция (37 мегабеккерелей Am241). Однако ушлые медики за полгода упорного труда сумели вывести из него достаточно изотопов, чтобы он не представлял опасности для окружающих. А через год - и вовсе отпустили его домой, где знакомые всё равно сторонились его.

Лабораторию после инциндента опечатали, и не открывали в течении 15 лет. Затем потихоньку начали работы по дезактивации и, кажется, ведут до сих пор. А сам Гарольд прожил ещё 11 лет и умер в 75 лет от сердечной недостаточности, оставаясь физиком в душе и сторонником атомной энергетики. А вскрытие не обнаружило признаков рака в его всё ещё радиоактивных частях тела.

Печальная Повесть

Видать америций - это вам не полоний. И не стронций и не радий, которые играют главные роли в рассказах "Неразделённая любовь со стронцием" Анатолия Мельника и "Самое Глупое Самоубийство" Андрея Ломачинского.

В первом из-за отвергнутой любви пацанчик-химик выпивает стакан радиоактивного стронция:

Одна тройка, получив пациента, входит в палату, на койке у окна замечают пожилого мужчину, лежащего под капельницей. Подходят, здороваются, спрашивают фамилию, оказалось - нужный пациент. Присмотревшись внимательнее к больному, определяют, что это вовсе не пожилой мужчина, а уже великовозрастный старик. Кожа бледная, морщинистая с каким-то серовато-восковым оттенком, взгляд потухший, остатки "растительности" на голове, но, удивительное дело, без седины. Подсаживаются к больному, начинают собирать анамнез. По принятому правилу, опрос начинается с паспортных данных: фамилия, имя, отчество, год рождения, национальность, место жительства, работы, специальность, а дальше, переходят к жалобам больного, обстоятельствам начала заболевания, и так далее, и так прочее.
Один из курсантов, начав знакомство, задает вопрос:
- Дедушка, сколько вам лет?
Старик, неожиданно, словно сбросив с себя дрему, возмущенно прошамкал в ответ:
- Какой я вам дедушка! Мне 23 года!

А во втором по такой же причине герой колет себе по вене радий и удивляет медиков последствиями:

[...]пришел каюк самым необычным образом и не сразу. Полтора года шло прогрессирующее угнетение кроветворения. Переливали кровь, делали трансплантации - пересаживали донорский костный мозг. Чем больше времени проходило, тем хуже работал трансплантант. Наконец в крови появились бластозные клетки - белокровие. Кроветворению капут и счёт пошёл на месяцы.
Ситуация получается дважды дурацкая - рак крови надо давить препаратами, угнетающими деление костномосзговых клеток. А деление костномозговых клеток уже угнетено до крайности лучевой болезнью. Кольнёшь лекарства - обостриться "лучёвка". Отменишь лекарство - обостриться лейкемия. Замкнутый круг. Для контроля за Рыжиковым кроветворением приходилось делать частые пункции грудины - высасывать капельку костного мозга. Эту капельку размазывали по стеклу, сушили-красили и смотрели под микроскопом. Ни у кого сомнений не было, откуда придёт смерть.
А она пришла не оттуда. От рака, точнее раков и не крови. В обычной жизни так не бывает. Бывает рак, но единственный и последний. У Рыжика в дополнение к белокровию по непонятной причине молниеносно развилось ещё четыре разных рака. Точнее, два рака и два предраковых состояния. Они бы тоже 100%-но в настоящие раки перешли, да Рыжик, гад, не дал - помер. После ВПТ "пятираковый" труп долго был героем сезона уже на кафедре Патанатомии.

Печальные рассказы, напоминающие нам о том что вся эта ядерная магия очень тёмная и не любит легкомысленного к себе отношения.

Tags: facts, nuclear
Subscribe

Posts from This Journal “nuclear” Tag

  • Радиоактивный Бойскаут

    Когда недавно готовил пост про Чернобыль, вспомнил одну удивительную, но кажется не широко известную историю про " Радиоактивного Бойскаута".…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments